Еврошколы - твой шанс расширить горизонты
logo

«Когда ты студент, все твои вопросы кажутся тебе гениальными»

Ирина Кустова рассказала нам о своем пути от интереса к темам евроинтеграции до конференций в Брюсселе, о том, как устроен Европейский квартал в столице Евросоюза и какое место во всем этом занимают Еврошколы.

 

Ирина Кустова

Доинтернетная эпоха

Современные школьники и студенты, наверное, уже не поймут, но в не таком уж и далеком 2006 году о Еврошколе Ирина узнала, увидев бумажный плакат за стеклом университетской доски объявлений.

 — Это была школа для Уральского региона, и проходила она в Перми. Нужно было заполнить заявку на сайте и ответить на несколько вопросов про ЕС: «Где находится Европарламент?», «Какая политика занимает практически 50% бюджета?» — такие вопросы, которые выявляют, есть ли у тебя общие представления о Евросоюзе. О Еврошколе я тогда слышала впервые. Но меня изначально интересовала тема евроинтеграции, и как я к этому пришла, пожалуй, отдельная история.

Отдельная история

— Как определить Европейский Союз – над этим спорят очень много. Существует ряд направлений, даже отдельные теории евроинтеграции. Кто-то считает, что это практически квази-государство, кто-то – что это наднациональная организация.

На первых курсах университета меня заинтересовало, как в Европе создается такая структура, которая затрагивает важные аспекты жизни и даже имеет позитивный эффект во многих областях. Экономическое сотрудничество государств, свобода передвижения, свобода работы. Как раз тогда ввели евро в 2002 году [в наличное обращение – примеч. редактора] – единая валюта — это тоже было очень интересно. Как раз был начат Энергодиалог между Россией и ЕС, велись активные разговоры о сотрудничестве в сфере энергетики, все было очень радостно, и полноценное сотрудничество казалось очень близким. Я стала много читать по теме и в итоге выбрала энергетику ЕС в качестве специализации.

Брюссель

Всегда для всего надо прилагать усилия

По словам Ирины, она была очень активным студентом, постоянно ездила на разные конференции по теме евроинтеграции. После окончания бакалавриата в Екатеринбурге Ирина получила грант в Маастрихтском университете в Нидерландах по направлению European Studies – одной из программ, которые готовят, в том числе, кадры в Брюссель.

Еврошкола при этом вспоминается Ирине как момент, когда можно была задуматься: «Хочу ли я заниматься этим или нет?».

— Мне хотелось. Как я уже говорила, начало 2000-х в плане сотрудничества России и ЕС были, наверное, годами вдохновения. Тем более, когда ты студент, тебе 20 с плюсом, все кажется прекрасным. Надо много и хорошо работать, и тогда все получится.

Что мне понравилось в Еврошколе сразу, так это возможность послушать и обсудить мнения на уровне decision makers. Организаторы приглашают ведущих экспертов из университетов Европы и России, из министерств, посольств, разных европейских институтов. Можно подойти, причем не только на лекции, но и неформально – и организаторы это поддерживают – на кофе-брейках или обедах, в коридоре между делом и задать вопрос. Когда ты студент, все твои вопросы кажутся тебе гениальными.

Ты общаешься, смотришь на людей – профессионалов в своих сферах. Они реальны, и их можно потрогать. Это вдохновляет, и хочется идти дальше. И пять дней Еврошколы пролетели невероятно быстро.

Стенд газеты Politico

Жонглирование задачами

Сейчас Ирина аналитик-исследователь в Центре европейских политических исследований (CEPS). Это ведущий аналитический центр и дискуссионная площадка по вопросам европейской политики и интеграции в Брюсселе, так называемый think tank.

— Think Tank – это «мозговой центр», который производит анализ происходящих событий, предлагает решения. Если приняли новое законодательство на уровне ЕС или, например, недавно вот взлетели цены на газ на европейских хабах – что это значит, какие будут последствия. Чтобы узнать, что происходит по какому-либо вопросу, вы пойдете именно в think tank, на сайт или на организованное мероприятие. Большинство наших мероприятий открытые, любой заинтересованный может зарегистрироваться и прийти.

Мне хотелось работать в CEPS. Это один из старейших, один из лучших think tank-ов в Европе. Все, кто занимаются European Studies, знают о нем.

Моя задача – покрывать все события, которые происходят в Евросоюзе на тему энергетической и климатической политики ЕС. Я готовлю исследования и комментарии по этой теме, выступаю на конференциях и мероприятиях, даю комментарии журналистам. Это постоянное жонглирование задачами и перемещения в пространстве Брюсселя – до пандемии, конечно. Сейчас все переместились в Zoom или Teams.

Брюссель

Надо все уместить в 8000 слов

Имена спикеров Еврошкол часто встречаются в информационном поле: в интервью, на конференциях, в европейских и российских университетах, среди авторов статей и книг. Например, в оглавлении одной книги насчитывается семь персон, которые выступали на Еврошколах в разные годы. Это книга "The Routledge Handbook of EU-Russia Relations" – справочник, включающий в себя статьи об отношениях России и Евросоюза в самых разных сферах и вопросах. Ирина написала одну из глав, посвященную  вопросам энергетики и климата.

— Эта книга, наконец, вышла летом. Edited Volume – сборник авторских статей – это большая работа. Редакторы этого сборника – известные исследователи EU-Russia Studies Максин Дэвид и Татьяна Романова. С Татьяной мы часто пересекались по работе, и три года назад она обратилась ко мне с предложением написать главу.

В этой главе я пыталась обрисовать – и это было не так легко – эволюцию взаимоотношений России и ЕС в энергетике, а также эволюцию самих исследований этой темы на протяжении практически трех десятилетий. Надо было все уместить в 8000 слов.

The Routledge Handbook of EU-Russia Relations

Мне кажется, это будет полезная книга для студентов, такое настольное пособие. У меня в свое время тоже были такие сборники, выпущенные в середине 2000-х. Этот сборник актуальный.

Татьяна и Максин провели огромную работу. Быть редактором такого издания… Нужно все вычитать, прокомментировать, разослать всем комментарии, получить на них ответы. В книге 40 глав, а авторов еще больше. И мы, авторы, любим задерживать, не отвечать на вопросы редакторов вовремя.

Город, в котором происходит всё

Здания Еврокомиссии, Совета Европы и Европейской службы внешних связей находятся рядом с площадью Шуман, а чуть дальше в Леопольд-парке стоит здание Европарламента. Все это входит в большой район, который неформально называют Европейским кварталом.

Здесь много ресторанов и баров, конференц-залов, современных стеклянных зданий. Из одной двери в другую ходят люди в костюмах и с кейсами для документов или ноутбуками: сотрудники евроинститутов и компаний, которые имеют в Брюсселе лоббистский офис, командировочные, стажеры и студенты.

Впервые Ирина приехала в Брюссель именно студентом – с группой из Маастрихтского университета. Это было первый профессиональный взгляд на город. По словам Ирины, все, кто изучают евроинтеграцию, рано или поздно там оказываются – и погружаются в Европейский квартал.

— На определенном отрезке жизни я хотела и хочу находиться в Брюсселе. Это немного пафосно звучит, потому что в пандемию мы все просто сидим дома. Но жизнь в Брюсселе очень динамична, и до пандемии было лишь бы отдохнуть.

В культуре экспатов в Брюсселе важен work-life balance, никому не нужно, чтобы вы работали нон-стоп. Но авралы бывают везде, и тогда границы между работой и жизнью размываются. А еще в Брюсселе любят есть.

Здесь есть практика рабочих ужинов или вечерней рабочей встречи за напитками. Бары и рестораны экспатского квартала забиты – все занимаются работой и нетворкингом.

Еще в Брюсселе любят устраивать тематические завтраки и ланчи – полтора-два часа с круассанами и кофе и дискуссией на какую-нибудь тему.

У меня несколько разных по своей сути задач, и чтобы перемещаться между ними, я стараюсь бронировать день, например, только для исследований, когда меня ничего не отвлекает. Какой-то день будет полностью посвящен встречам или выступлениям, мероприятиям, кофе с коллегами. А когда CEPS организовывает конференции, то, скорее всего, это на весь день.

Шарль Мишель

Шарль Мишель, председатель Европейского совета, на мероприятии CEPS

Мне нравится Европейский квартал, здесь всё активно, люди приезжают-уезжают, динамичная рабочая жизнь. Но еще мне нравится квартал Сент-Катрин. Квартал лежит рядом с центром, всего три минуты, и он очень маленький: две минуты на две минуты. Раньше здесь были рыбацкие поселения и канал. Сейчас канал превратился в искусственный фонтан, и здесь находятся известные рыбные рестораны Брюсселя. В отличие от центра, где шум и гам, Сент-Катрин – это оазис спокойствия с ресторанами, барами и хипстерами с гитарами.

Мягкость и компромиссы

На улицах Европейского квартала можно услышать самую разную речь. Экспаты порой собираются в группы и переговариваются на итальянском, французском, немецком… Но основной, рабочий язык все же английский. Это то, что происходит в Брюсселе, который знают иностранцы. Но есть и другой Брюссель.

— Это совсем другая история. Вся Бельгия разделена на Валлонию, Фландрию и Брюссель, и у каждого региона достаточно высокая степень автономии. Например, мы проводили опрос для проекта по энергоэффективности и опрашивали все страны ЕС. У нас было по одному опроснику для каждой страны, а для Бельгии – целых три, по одному для каждого региона. Настолько у них все по-разному.

В бельгийский Брюссель и Бельгию я, конечно, не интегрирована. Но что мне нравится здесь – это сосуществование разных культур. В Брюсселе есть все страны, и их совместная жизнь – это культурный компромисс. Это такой европейско-брюссельский стиль общения и работы – мягкость и компромиссы, отсутствие конфликтности, решение всех вопросов в доброжелательной атмосфере. Это осознанная концепция, и она работает очень эффективно.

Есть и некий минус здесь (который кому-то может показаться и плюсом) – это постоянная смена людей. Такая дверь-вертушка – revolving door. Ты не поспеваешь за тем, как люди приезжают и уезжают. Кто-то на выходные даже летает домой к семье, а потом возвращается. Опять же, вопрос интеграции в страну. Далеко не все говорят на французском или фламандском. И нужно ли это?

Всё редко идет прямо

Мы попросили Ирину подумать, что бы она сказала самой себе в студенчестве.

— Используй возможности, не бросай их. У каждого из нас есть кладбище талантов и возможностей, которыми мы не воспользовались. Я бы всем пожелала пользоваться шансами, верить в себя. Мы все страдаем в большей или меньшей степени сомнениями, эффектом самозванца. У многих это есть, особенно у женщин – по статистике чаще именно у женщин.

А второе – что жизнь нелинейна. Не стоит думать, мол я пойду в университет, найду работу, потом меня повысят, и т.д. Я сама рассказываю, и моя история похожа на кирпичики: бакалавр, магистратура, докторантура, стажировка, работа – со стороны выглядит прямолинейно и привлекательно. Но мой путь – это вот /Ирина крутит винты руками в воздухе/. Я работаю там, где я хочу, я на своем месте. Но чтобы мне быть там, где я хочу, мне пришлось много работать. Были и тупики. И немало. У большинства все нелинейно, потому что сама жизнь нелинейна. Редко все идет прямо. И не стоит этого бояться.

Фото предоставлены Ириной Кустовой