decor decor decor

«Мы работаем в сфере, где дискриминация не рассматривается как метод вообще» — Ирина Никулина о программе ESC

8 апреля 2022 года Еврокомиссия выпустила официальное заявление о сотрудничестве с Россией по программам Erasmus+ и European Solidarity Corps (россиянам они интересны в первую очередь как программы магистерского обмена и международного волонтерства). Из хороших новостей: на уровне people-to-people все продолжает действовать, но со строгой оговоркой: «with a thorough screening to be conducted».

О том, что известно об участии россиян в ESC весной 2022 года, рассказывает Ирина Никулина, директор молодежного движения «СФЕРА», которое занимается отправкой волонтеров по международным волонтерским программам.

ВНИМАНИЕ. Информация полностью актуальна только на момент публикации, и, к сожалению, все может измениться. Обновления по волонтерским программам оперативно публикуются на сайте European Youth Portal, также новости о ESC можно найти в соцсетях «СФЕРЫ».

Могло быть хуже, могло быть лучше

Сейчас от «СФЕРЫ» по ESC на проектах находятся порядка 190 человек, которые уехали еще до февраля 2022 года. Примерно 10 человек уехали в марте-апреле. Пока мы не можем составить статистику и назвать точные цифры – нужен больший разгон по времени для такой оценки. У нас пока есть только ощущения: радикального снижения числа принятых на проекты за эти 2 месяца не было.

Если смотреть на предыдущий период, то за последние четыре года число желающих и принятых на проекты только росло. Пандемия не так уж сильно и повлияла на популярность волонтерских программ в России. Наоборот: информационный поток был таким быстрым, что опережал события. Люди знали, что есть такая возможность, а как именно найти проект или добраться до страны – это уже второе дело.

В 2020 году у нас в «СФЕРЕ» появилось чуть больше времени, и мы как сообщество качественно подросли. Мы стали делать разные полезные штуки, писать статьи, причем генерировать их из свежего опыта наших волонтеров. Сами волонтеры отзывались об этом с одобрением, гордились своей причастностью. У нас даже появился свой подкаст!

Сейчас странно вспоминать наши переживания по поводу пандемии – это просто несоизмеримо. Надо отметить, что никакой агрессии со стороны партнеров – принимающих волонтеров организаций – мы не встречали. Если это и было какое-то сообщение с отказом, оно было максимально вежливым. Наши партнеры говорят, что не хотят исключать российскую молодежь, понимают, что это неправильно и что эти занавесы срабатывают против наших общих целей.

Волонтер рассказывает об устроенной на проекте Масленице. 

 Волонтер рассказывает о своем проекте, который только начался в феврале. 

Что конкретно происходит

Есть страны, где национальные агентства ESC порекомендовали принимающим организациям (хостам) не рассматривать заявки российских волонтеров, а есть страны, которые перестали выдавать визы россиянам, – это разные ситуации.

Например, сейчас появится волонтерская вакансия в Германии, наши партнеры оттуда попросили нас разместить ее у себя. Мы поинтересовались: как же так? Ведь в Германии национальное агентство порекомендовало не брать российских волонтеров. А нам ответили, что рекомендация – это не приказ, а потому волонтеры из России тоже будут рассматриваться. 

Другая ситуация, например, в Эстонии. Там выдача виз россиянам приостановлена. Новый вид на жительство также нельзя оформить – только продлить существующий. Сколько это продлится? Думаю, что несколько лет. Но за наших эстонских партнеров я могу ручаться: как только визы снова будут выдавать, проекты в Эстонии станут доступными для волонтеров из России. За последние годы у нас там было по 10 российских волонтеров одновременно – и это в маленькой Эстонии!

Но отказ может прийти, даже если страна хоста не переставала выдавать визы и никаких рекомендаций не поступало. Тут дело в человеческом факторе. Принимающая сторона может бояться организационных проблем, которые могут возникнуть, и решить просто их себе не создавать.

Какие проблемы могут возникнуть

Сейчас, когда нам звонят интересующиеся волонтерскими программами, первый вопрос у всех один: «А можно ли вообще?» Главная проблема, она же и дисклеймер: сейчас программа работает, но в любой момент может закрыться. Время и ресурсы, которые волонтеры тратят на поиск проекта или уже оформление документов, могут быть потрачены впустую, и нужно принимать это в расчет.

По той же причине организации, как сказано ранее, могут не взяться оформлять волонтера из России – из-за нежелания сталкиваться с рисками.

Какие риски существуют сейчас для волонтера (и хоста):

  • Волонтер может начать оформлять документы на въезд в страну, а страна закроет выдачу виз и ВНЖ
  • Стоимость путешествия до страны назначения может не покрыться из бюджета проекта, и волонтеру придется доплачивать самостоятельно или отказаться от проекта совсем
  • Волонтер отправится на проект, что называется, на перекладных, но один из рейсов может задержаться или отмениться
  • У волонтера могут возникнуть проблемы с прохождением границы, его “развернут”
  • В стране волонтеру могут отказать в оформлении местного банковского счета
  • В общении с отдельными людьми волонтер может столкнуться с нетолерантностью, агрессивным поведением

Всего этого может и не случиться, но стоит понимать риски и заранее выработать некую психологическую броню.

Читать статью в соцсетях «СФЕРЫ»

Остаемся вежливыми и спокойными

Когда все началось, я, честно, ожидала, полной завесы. Но мы действительно работаем в сфере, где дискриминация не рассматривается как метод вообще. Даже в этой ситуации, когда эмоции должны были выстрелить, люди находили в себе силы быть терпимыми и спокойными, вежливо общаться. И вот это было для нас таким подтверждением, что мы не зря работали, не зря все это делали последние 15 лет.

 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦСЕТЯХ